Наши нарымские чудеса (рассказ).

Говорят, чудес на свете нет, что о них рассказывается только в старинных сказках. Но оказывается, люди, которые так считают, далеки от истины. В нашей современной жизни чудеса встречаются на каждом шагу – куда ни взглянешь, везде натыкаешься на то или иное чудо. Иногда оно настолько из ряда вон выходящее, что ловишь себя на мысли, что живешь не в XXI веке, а во времена «царя Дадона» или в эпоху становления христианства.

Например, идешь по улице одного из наших сибирских городов с поэтическим названием Парабель, все вроде бы современно, вполне благопристойно: покрытые цветной жестью дома, под ногами асфальт. Но вдруг улицу, по которой спешишь, пересекает самый настоящий средневековый крестный ход (с пением, иконами и хоругвями – все как положено). А святой отец, который его возглавляет, нараспев призывает Господа Бога спасти Парабельскую землю от язычников. Такое представление дорогого стоит. Видя подобное, невольно сам себя спрашиваешь: «Может это пригрезилось? И вся эта команда с иконами попала в XXI век из века X?» Какой вред России могут принести люди, которые уважают мировоззрения своих далеких предков? Но, с точки зрения нашей РПЦ, с любовью и уважением относится к своим далеким пращурам — великий грех.

Экая нестыковка получается, ведь известно, что христианство является проявлением высшей божественной любви. Как говорил Иисус: «Возлюби врага своего…». А к чему призывает свою процессию этот, агрессивно настроенный к неким парабельским язычникам, поп? Ненавидеть людей, которые не разделяют взгляд РПЦ на дохристианскую цивилизацию.

Идешь дальше и думаешь, кто эти враги земли Русской, нехристи и язычники? И тут понимаешь, что проклятие адресовано к людям, которые уважают и любят Россию не только христианскую. Разве это не чудо? Ты враг потому, что любишь свой народ. Но если бы это было последним «чудом». Ведь в стенах РПЦ чудеса прижились со времен Андрея Первозванного, и никуда от них не деться. Таково свойство нашей христианской церкви.

Вот, например, еще одно проявление удивительного и необъяснимого. Захотелось патриарху Кириллу создать для РПЦ свою собственную гвардию, как он тут же сотворил чудо – махнул своим магическим патриархальным посохом, и реестровые казаки забыли законы присяги, где сказано, что казак дает клятву верности только Родине, казачьему кругу и своему атаману, а больше он никому присягать не обязан. Теперь те, кто называют себя казаками, внезапно и слезно клянутся попам в верности, и неважно, что подобная клятва Министерством Юстиции России не признается. Значит, теперь реестровыми казаками правят, прежде всего, попы, а не их атаманы. Ну, разве это не чудо?

Но и это еще не все. Церковь для себя придумала закон: если ты ей не присягнул, значит, ты не казак. И конечно, при этом абсолютно не имеет никакого значения, что казачество является этнокультурной прослойкой нашего общества, без какой-либо разницы, какую оно исповедует религию. Казак имеет право молиться мечу, как это делали его предки — скифы, или Солнцу, если оно ему так нравится. Хоть колесу, прямо в лесу, это его право. И вместе с тем он остается тем, кем он родился – казаком. Только чудотворцам из церкви пришло в голову, что генетическая природа казака зависит от той веры, которую он исповедует.

Если описывать все чудеса, которые творятся за стенами нашей церкви, потребуется несколько томов. Всем известно, что РПЦ отделена от государства, и что живет она за счет ритуальных услуг и пожертвований верующих. Но тогда откуда у нее те колоссальные деньги, которыми она располагает? По всей стране, надо не надо, строятся сотни храмов, и личные хоромы батюшек напоминают княжеские. Вот еще одно необъяснимое чудо, и оно перед глазами.

Но хватит о церкви, ведь чудеса современной эпохи творятся не только ею, они окружают современного человека везде и всюду. Например, всем и каждому есть дело до твоей личной жизни. Вот живешь ты, никого не трогаешь, никому не мешаешь, и тут находятся такие, кого твоя личная жизнь начинает бесить. Их раздражает, почему ты не пьешь спиртное, не куришь, не употребляешь наркотики, отказываешься смотреть и обсуждать сериалы, и жизнь «всех нормальных людей» тебе не интересна. Хочешь ты того или нет, но своей жизненной позицией ты добиваешься того, что тебе вешают ярлык «сектант». При этом никто тебе не объяснит, к какой же ты относишься секте, но те окружающие, которые тебя почти не знают, начинают шарахаться, как от прокаженного. Разве это не чудо? Ни к какой секте ты не относишься, но за тобой идет слух, что ты какой-то ненормальный фанатик, и попробуй, докажи, что это не так. На тебя посмотрят и, снисходительно выслушивают, дескать «мели Емеля, твоя неделя, ведь мы все знаем, кто ты такой!»

На Васюгане нашу научно-поисковую экспедицию называли сектантским поселением. Сначала нас забавляли подобные фантазии, но потом нам стало не до смеха. Где бы мы ни появлялись, слышалось одно и то же: «Это сектанты с Васюгана». Какие сектанты, что вы плетете? Значит, если не такие как все, то сектанты, кто же еще! Вот и весь разговор.  Это еще одно чудо: тебя называют Бог знает кем, и не понятно за что.

В этом году мы решили перенести базу своей экспедиции в Нарым. Не успели ступить на нарымскую землю, как нас опять окрестили «сектантами», правда на этот раз, нас великодушно познакомили с названием нашей секты: в районном центре, в той самой Парабели, многие читали мои книги, и из-за них нас в Нарыме окрестили «сектантами-язычниками», а раз мы язычники, то значит, «приносим кровавые жертвоприношения». Понятно, что распустил зловещий слух местный «представитель Бога на земле», тот самый, о котором я написал выше. К сожалению, многие люди в Нарыме и Парабели в такие сказки поверили.  И было бы все ничего, если бы речь шла о простых любителях поболтать, хуже то, что клевету взяли на вооружение местные власти.

Вот тут начались такие чудеса, которые нам даже не снились. В марте месяце этого года мы подали заявление на приобретение в аренду земельных участков по улице Куйбышева, от которых отказались бывшие хозяева. И что же? От местных властей мы получили категоричный отказ. Так сказать, опять столкнулись с «чудом», потому что Нарым умирающий поселок, из него бегут люди и по улицам полно пустых брошенных домов. Мы хотели взять себе под постройки для нужд экспедиции, заросшие бурьяном, с покосившимися бесхозными развалинами участки —  но нам отказали и продолжают отказывать. Один из участков оказался не приватизированным. Так, по закону, если он свободен, значит, им распоряжается местная власть. А раз так, то что ей мешает передать участок нам? Но нас уведомили, что «сначала земля должна перейти в собственность наследнику, а потом он нам ее продаст, если, конечно, захочет».

Дальше больше: чтобы приобрести второй смежный участок, пришлось мне купить на слом у РайПотребСоюза его бывший цех. Я справедливо считал, что земля, на которой стоит приобретенная мною собственность, теперь принадлежит нам, но местная власть в оформлении земли мне отказала, заявив, что «дом-развалюха наш, а земля, на которой он стоит, не наша, а РайПотребСоюза». Когда я обратился в РайПотребСоюз за разъяснением, надо мной посмеялись. Оказывается, земля, на которой стоял их цех, никогда не была их собственностью, она всегда считалась муниципальной. Тогда я взял в РайПотребСоюзе справку о том, что земля им не принадлежит, и передал ее в местную администрацию. Но «воз и ныне там». Теперь нам в предоставлении участка отказывают молча, ничего не объясняя.

С третьим участком произошло еще интереснее. Из районного центра пришел отказ, в котором сказано, что и участок, и развалюха, которая на нем стоит, принадлежат некой гражданке Кабановой. Я попытался найти эту Кабанову, чтобы договорится с ней о приобретении ее собственности, и тут оказалось, что двенадцать лет назад бабушка Кабанова отправилась в «лучший мир». Значит, чтобы с ней договорится, мне надо отправиться либо в Ад, либо в Рай. Вот они, настоящие «чудеса», по сравнению с которыми плачущие лампадным маслом иконы, и неизвестно на какие деньги построенные терема наших попов – легкая забава.

Оказывается, наш российский чиновник способен вытворять такие чудеса, какие деятелям РПЦ и не снились. Ни одному из них не пришло в голову, посылать кого-то договариваться в Преисподнюю. Естественно, искать бабушку Кабанову в Раю или Аду я не стал, я нашел ее двух дочерей – прямых наследников третьего участка.  Обе они заявили мне, что ни земля, ни стоящая на ней руина им не нужны, и я могу делать и с тем, и с другим все, что угодно. Кроме того, они заявили, что в письменном виде подали в местную администрацию отказ от своего наследства. Следовательно, земельным участком и стоящими на нем руинами распоряжается местная власть. Для чего спрашивается, нужно было придумывать бабушку Кабанову, зачем ее приплели местные чиновники? Получается, чтобы нам отказать. Для такого благородного дела все средства хороши, вот, оказывается, как! Делать нечего, пришлось нам снова писать ходатайство в администрацию о передаче нам всех названных участков.

Казалось бы, ситуация абсурд, какого не может быть. Нарым представляет собой поселок, из которого только уезжают. За последние двадцать лет мы первые, кто сюда приехал, и земли полно, она пустует, никому не нужная. При этом чудотворцы-чиновники цепляются за любую возможность, чтобы нам отказать, не дать осесть свежим людям в этом умирающем поселке. По логике вещей, им бы радоваться, что в Нарым собралась переехать группа образованных, вполне адекватных граждан, а они наоборот, используя своё крючкотворство-чудотворство, препятствуют этому. Известно, что «чудесами» называются вещи, которые не поддаются логическому объяснению. Поэтому то, о чем написано выше, относится к разряду местных чудес.

На какое-то время нам показалось, что Нарым выдохся, никаких новых «чудес» мы уже не встретим, но все оказалось далеко не так. С бабушки Кабановой нарымские чудеса только начались…

Любому, прибывшему в Нарым, человеку, невольно бросаются в глаза мертвые, вросшие по самые окна в землю, покосившиеся, никому не нужные постройки. Подобных руин десятки. Они глядят на людей своими пустыми окнами на всех улицах поселка. Но, что более всего огорчает, самые покосившиеся и разрушенные постройки находятся в самом центре Нарыма, на улице Куйбышева. Что они здесь делают, не понятно. Почему эти вонючие, гнилые руины до сих пор не снесены, и на их месте не стоят нормальные современные дома? Улица Куйбышева – лицо поселка, и в наши дни оно представляет собой настоящее кладбище мертвых построек. Понятно, что ни один человек логическое объяснение увиденному в Нарыме найти не в силах. Пустые, никому не нужные, развалюхи являются серьезной угрозой для поселка. Не дай Бог одна из них загорится, и тогда не миновать беды, начнется тотальный пожар, в котором погибнут и люди, и животные. Но, складывается такое впечатление, что Нарым от подобных руин избавиться не в состоянии. Будто поселок на своих улицах вынужден их копить, и ничего с этим сделать не может. «Почему Нарым не может избавиться от всей этой рухляди?» — думал я, видя, что в поселке складывается угрожающая ситуация: из-за этих заброшенных срубов он со временем превратился в своеобразную помойку.

Куйбышево 5 до разбора 2

куйбышево 5 до разбора

IMG_2882

IMG_2881 (1)

IMG_2880

Говорят, что чудес не бывает, но загадка Нарыма говорит об обратном. Во-первых, почему Нарым не пытается с этой бедой бороться, и, во-вторых, почему он еще не сгорел? Дело в том, что все руины стали притоном для местной молодежи, где она собирается по ночам на свои сходки. Поразмыслив над увиденным, я стал искать ответ у местных жителей. Оказывается, нарымчан не умиляют заброшенные руины, они хорошо понимают, какую опасность для поселка представляет это кладбище старых домов. Чтобы помочь своему любимому Нарыму избавить его от всей этой гнили, местные жители два года назад подали «челобитную» в местную администрацию с просьбой снести опасные для поселка строения. Под этим обращением подписалось более ста граждан, но опять произошло «чудо». Местные чиновники на крик людей о помощи не обратили никакого внимания.

Кто-то утверждал, что чудеса бывают только в сказках, а они происходят у нас под носом. Просто мы к ним привыкли, и не видим того сумасшедшего дома, который организуют власти. Когда я узнал о требовании граждан снести опасные для Нарыма руины, и о том, что никто в районном центре не обратил на просьбу людей внимания, я задумался. Интуиция подсказывала мне, что за руинами Нарыма затаилось что-то зловещее и опасное, что кому-то все эти руины нужны. Если так, то возникает вопрос: зачем? Ведь из-за них может произойти непоправимое: либо старое строение упадет кому-то на голову, либо оно вспыхнет. Но я так и не смог получить ответ на эту загадку. Шло время, и благодаря нашему упорству и терпению, недалеко от поселка нам дали в аренду солидный участок земли. На общем совете мы решили сделать сразу два добрых дела: для своей базы на этом участке построить реплику старинного казачьего острога. В нем разместить наш архив, склады, мастерские, несколько жилых зданий, и заодно очистить часть Нарыма от опасных для него бесхозных построек. Наиболее сохранившиеся из них разобрать, очистить от гили, подвести низ, поставить на фундаменты. После такого ремонта, обретшие новую жизнь строения могут еще служить людям, кроме того они бы не потеряли своей исторической ценности.

Так, мы решили начать с участка бабушки Кабановой, тем более, что наследники и участок, и дом нам отдали. А то, что с оформлением в аренду земли тянут местные власти, так мы решили, что никуда они не денутся, так как серьезных причин нам отказать нет.

фото2 Куйб.5фото1 Куйб 5

Первый этаж дома, за который мы взялись, целиком ушел в землю. Из-за этого строение покосило так, что могло рухнуть на дорогу. Но, несмотря на то, что крыша дома давным-давно сгнила, бревна верхнего этажа выглядели еще целыми. Мы их аккуратно пронумеровали и разобрали. Гнили оказалось больше, чем ожидалось, но все равно решено было верхнюю часть строения спасти. Но тут, как всегда, произошло «чудо».

В архиве нарымской администрации внезапно нашелся документ с решением ОблИсполКома 1973 года о том, что разобранный для дальнейшего восстановления нами дом, и десяток других «убитых» построек, являются историческими памятниками, и трогать их запрещено. «А где таблицы на домах, информирующих о том, что они охраняются? — недоумевали ребята. —  И потом, разве это памятники? Скорее всего, опасные для поселка и всего живого руины. Если подобные дома являются памятником исторического наследия, то почему их никто никогда не ремонтировал?» — возник справедливый вопрос у членов нашей команды. И потом, почему ни местная администрация, ни жители поселка, наконец, почему сами хозяева не знают, что многие дома в Нарыме, в частности на улице Куйбышева, являются историческим наследием и находятся под охраной?  Это еще одно необъяснимое нарымское «чудо».

«Интересно», — рассуждал я, — «Если бы не мы разобрали эту развалюху, а по требованию местной администрации этот «акт вандализма» совершили его хозяева, чтобы с ними стало, кто бы ответил за подобное разрушение?» Тогда, я в письменном виде обратился в администрацию района, чтобы нам разъяснили, какие еще дома в Нарыме находятся под охраной государства.  И что же мне ответили? Оказывается, районная администрация об охраняемых в Нарыме строениях ничего не знает, а именно, «не компетентна в данном вопросе».

«Ну и дела!»  – развел я руками, ознакомившись с решением Томского ОблИсполкома 1973 года взять под охрану государства больше десятка нарымских домов. Но с того времени прошло более 40 лет, многие строения исчезли, другие могли сгореть, но об этом ни в Нарыме, ни в районном центре никто ничего не знает. Опять судьба нас столкнула необъяснимым и загадочным. Множество вопросов, а ответов нет.

Поразмыслив над ситуацией, я решил обратиться в областной Комитет по охране объектов культурного наследия, к г-же Е.В.Перетягиной. Я подробно проинформировал ее о случившемся недоразумении.  Рассказал ей, что дом нами разобран не намеренно, просто о том, что он находится под охраной, государство нас не проинформировало, так как об этом не знала ни местная власть, ни администрация района. Не знали, что дом находится под охраной государства, и его хозяева. В своем письме я объяснил г-же Перетягиной, что никакого вандализма в нашем поступке нет: строение мы не снесли, а наоборот разобрали, чтобы его спасти, иначе дом мог упасть или, что еще хуже, сгореть. Кроме того, я попросил Елену Владиславовну передать в собственность нашей экспедиции другие, охраняемые ее Комитетом строения, иначе, через год-два их уже будет не спасти. Я рассказал ей, что многие из этих строений представляют собой опасные для поселка руины, и хорошо, что пока в них никто не погиб, и обходится без обширных пожаров, хотя случаи возгорания уже были.

В своем послании главе Комитета по охране объектов культурного наследия я предложил свой план спасения гибнущих строений: что если они будут переданы в нашу собственность, и мы заключим с Комитетом договор о том, что дома не будут уничтожены, а то, что   от них уцелело, мы освободим от гнили, подведем нижние венцы, поставим на фундаменты и т.д. Так охраняемые постройки обретут новую жизнь, они будут еще долго служить людям, в частности, нам. Так же их еще надо будет перенести за стены нашего острога, где их никто не разорит и не сожжет.  Но самое главное, спасение всех этих охраняемых государством объектов было бы проведено за наш счет.

Нам казалось, что областной Комитет по охране объектов культурного наследия, который возглавляет г-жа Е.В.Перетягина, должен приветствовать наше предложение. Как тут не радоваться местным чиновникам, когда предлагается спасение гибнущих объектов и их охрана за счет кармана «дяди Васи». Любой нормальной организации подобная перспектива придет по вкусу. Еще бы: не надо заморачиваться ни проблемами реставрации, ни охраны. Все эти задачи возьмут на себя другие. Заодно, охраняемые государством аварийные строения из центра Нарыма будут убраны, и улицу Куйбышева можно будет застроить новыми современными домами.

Таковы были наши рассуждения, но мы, наивные люди, забыли, что старинным загадочным Нарымом управляет не здравый смысл, а чудеса. Естественно, очередное чудо не заставило себя долго ждать. Вместо того, чтобы радостно пойти нам навстречу, заключить с нами двусторонний гарантийный договор о спасении в Нарыме того, что еще можно спасти, г-жа Перетягина Е.В. подала на меня заявление в районную прокуратуру. Она обвинила меня в умышленном уничтожении охраняемых ее Комитетом исторических объектов. По ее мнению, я разрушил не один дом, а целых два, и что меня надо отдать под суд. «За что?» — недоумевают все нормальные люди, — «За то, что ты попытался спасти гибнущий дом?»  Ведь любому здравомыслящему человеку видно, что он пронумерован и аккуратно разобран. И потом, кто знал, что строение находилось под охраной? А еще, сколько лет этот дом стоял без ремонта? Минимум лет пятьдесят, а то и больше, если, как потом выяснилось, он был продан на дрова, и в районном БТИ не числится. В БТИ не числятся и другие, «охраняемые государством», нарымские строения. Все они оказались «фантомами».

IMG_2875

IMG_2877

– И за дом, которого, по сути, нет, тебя под суд? — удивился один из моих нарымских знакомых, – видишь, какой у нас здесь сумасшедший дом. Ты спасаешь строения, а тебя за это пытаются наказать. Чудеса, да и только. А если бы не ты, а его хозяева по требованию нашей администрации разобрали эти руины, что тогда? На них тоже бы наваляли в прокуратуру? Тебе же этот дом отдали сестры-наследницы. То есть, ты его хозяин, а не Комитет по охране объектов культурного наследия.

— Все это так, — засмеялся я, — Но ты, мой друг, забыл, что Нарым является местом, где происходят такие чудеса, которые не снились ни одному святому. Естественно, то, что сейчас происходит, не поддается никакому объяснению.

— Это так тебе кажется, — прищурился мой знакомый. — На самом деле объяснения есть. Вон видишь, стоит отреставрированный дом купцов Родиковых, —  показал головой на строение собеседник. — Это единственный дом в Нарыме, который областной Департамент культуры здесь отреставрировал. Отреставрировал из ряда вон плохо, косметический ремонт, не более.

— Ну и что, — не понял я.

— А то, что в этот бутафорный ремонт семь лет назад вложено пять миллионов рублей!

— Ты ври, да не завирайся, — оборвал я своего знакомого. — За пять миллионов, да еще семь лет назад, можно построить заново три таких дома.

— Можно, — согласился собеседник. — Но я тебе не соврал, за этот дом кто-то получил пять миллионов, а работы сделано на полмиллиона, а может, и того меньше. Теперь ты понимаешь, почему на тебя г-жа Перетягина Е.В. подала в прокуратуру?

— Честно говоря, нет, — растерялся я.

— Наверняка, на очередные ремонты и на охрану этих, с позволения сказать, домов, откуда-то идут деньги. Неважно откуда: из Москвы или из бюджета области. Теперь ты понимаешь, на что ты замахнулся?

— Уж не хочешь ли ты сказать, что все эти деньги кто-то разворовывает? А я, попросив охраняемые объекты передать экспедиции, тем самым замахнулся на «святое»?

— Совершенно верно, ты стараешься у Перетягиной отнять «кормушку». Поэтому никто эти руины вам не отдаст, а на тебя, чтобы ты ничего больше не требовал, будет возбуждено дело, какое не знаю, может быть и уголовное. А ты говоришь чудо! Никаких чудес нет, все до банальности просто.

Логика моего нарымского товарища меня сразила.

— Почему-то об этом я не подумал», —  промямлил я.

— А надо было, — вздохнул собеседник, а потом, помолчав, добавил, — Возможен еще один вариант разворовывания, тот, который был применен на доме купцов Родиковых. Из Москвы, или бюджета области будут потребованы деньги на реставрацию всего этого, — показал он на торчащие из земли подобия срубов. — Сделают на рубль, а украдут на десять. И при таком раскладе дел твое предложение забрать для экспедиции дома никого не устраивает. Теперь ты все понял?

Я кивнул.

— Но зачем г-же Е.В.Перетягиной врать, что мы разобрали два дома?

— Не разобрали, а снесли, — поправил меня знакомый. — Это большая разница. Наверное, чтобы тебе показать, что на чиновников законы не распространяются, и они могут делать с людьми все, что заблагорассудится.

— Но такие вещи легко проверить.

— А кто будет проверять?

— Да тот же участковый.

— Твое счастье, что нашего нарымского участкового не купить, ни запугать невозможно – не тот человек. Но г-жа Перетягина этого не знает. Теперь ты меня понял?

И мой знакомый, пожав мне руку, пошел по своим делам.

Слова этого человека меня озадачили. Неужели он прав, рассуждал я про себя. Тогда получается что-то невероятное.  Ведь подобных «нарымов» в России сотни, если не тысячи. Если так, то охраняемых государством исторических и архитектурных объектов не счесть. На их ремонты, охрану и реставрацию государством отпускаются огромные деньги. Но если верить тому, что я услышал, большая часть этих средств аккуратно разворовывается, а охраняемые исторические и архитектурные памятники превращаются для наших городов и поселков в опасные руины, подобные тем, которые мы наблюдаем в Нарыме.

Получается, что своей просьбой передать экспедиции, охраняемые государством объекты, мы замахнулись не просто на «кормушку», а на невидимую никому систему перевода государственных денег в бездонные карманы должностных лиц. Естественно, подобная догадка никого их моих друзей не обрадовала. Тогда я решил позвонить своему старому товарищу, который много лет проработал в областном отделе культуры. В трех словах я рассказал ему, что у нас произошло в Нарыме, и попросил его прокомментировать случившееся.

Оказывается, г-жа Перетягина по отношению ко мне допустила несколько грубых ошибок. Прежде чем винить нас в злодеянии и подавать в прокуратуру, она обязана была ответить на мое письмо. Потом, она должна была провести историко-культурологическую экспертизу разобранного объекта и выяснить, представляет ли он в настоящий момент какую-то историческую ценность. Кроме того, она обязана была предоставить акт о состоянии объекта до его разборки. Наконец, взять с меня объяснение, почему мы разобрали охраняемое строение. Ничего этого главой Комитета по охране объектов культурного наследия сделано не было. Вопрос: почему?

На него мой старый друг не знал, что ответить, было видно, что он растерялся. Если поступок Е.В.Перетягиной никакого отношения к «чудесам» не имеет, тогда получается, что мой нарымский знакомый во многом прав. Чтобы проверить так это или не так, я написал г-же Перетягиной второе письмо такого же содержания, и оно вновь осталось без ответа. Тогда я написал ей одно за другим еще два письма. Смысл всех писем был одинаков: «Давайте вместе сотрудничать. Мы помогаем и Вам, и Нарыму, все ваши памятники будут в полной сохранности. Зачем Вам война, она не нужна, она вредит делу». Ни на одно из моих писем г-жа Перетягина так и не ответила, а на мое требование прислать в Нарым независимую комиссию, чтобы она своими глазами убедилась, что разобранный нами дом подготовлен к сборке, что мы его спасаем, а не уничтожаем, она явилась самолично со своим помощником.

И что же увидел этот чиновник, специалист по охране памятников культурного и исторического наследия в Нарыме? Благо он признал, что второй дом, который мы якобы тоже разобрали, стоит на своем месте. В остальном г-жа Перетягина оказалась в своем репертуаре: нисколько не смущаясь, глядя на пронумерованные, готовые к сборке бревна, она заявила, что все они распилены на чурки. Таково, оказывается, ее «видение». А на участке, где стоит разобранный покосившийся сруб, который нам еще не передали, мы, оказывается, что-то строим.

Мой знакомый из Нарыма доказывал мне, что чудес на свете не бывает –но ведь бывают, да еще какие, и пора бы нам признать, что главными чудотворцами в наши дни являются не попы, а чиновники. Этим ребятам по плечу такие чудеса, какие даже апостолам не под силу. Когда надо, белое они выдают за черное, а черное, если выгодно, называют белым. Благо, российские законы позволяют творить подобное.

Вопрос, откуда у нас такие законы? Всем известно, что из-за бугра, их написали нам «друзья-приятели» из Вашингтона, подсунули вместе с Конституцией. Я смотрел на г-жу Перетягину и удивлялся, как может чиновник областного уровня опуститься до откровенной циничной лжи. Ради чего, неужели ради того, чтобы снять с себя ответственность?

Что собственно произошло. Кто-то разобрал опасную для поселка постройку, разобрал для того, чтобы привести ее в порядок, пытается подарить ей новую жизнь. Выполнена работа, которую должен был проделать Департамент культуры. В чем тут состав преступления? Ведь никто не знал, что объект охраняется, не знали даже его хозяева, и потом, если уж говорить о вандализме, то главными преступниками являются те, кто обязан был следить за состоянием охраняемых объектов. Они же никогда никем не ремонтировались, дома старинной постройки стоят без фундамента.

Получается абсурд, дома со временем превращаются в руины, государственные чиновники их не ремонтируют, частнику же запрещено это делать. Плюс ко всему, чтобы охраняемый объект привести в порядок, отремонтировать или отреставрировать, нужна специальная лицензия. Что это, если не продуманный до мелочей механизм по уничтожению в России памятников культурного наследия. Тот, кто навязывал нам закон по охране памятников, с самого начала вложил в него алгоритм разворовывания средств на их содержание и реставрацию. Вот почему все охраняемые государством объекты очень скоро приходят в негодность, а сохраняются и приводятся в порядок единицы. Деньги, которые отпускает государство на их содержание и охрану до большинства охраняемых объектов не доходят, а оседают в карманах чиновников. Когда объект получает статус аварийного, его начинают восстанавливать. Для чиновников реставрационные работы настоящая золотая жила: заключаются договора с сомнительными организациями, главное, чтобы у них была лицензия, включаются, так называемые, «откаты», и львиная доля средств уходит махинаторам. Но беда в другом, реставрационные работы редко бывают качественными, потому что они служат, прежде всего, прикрытием для казнокрадов, а, чтобы частнику неповадно было заниматься спасением охраняемых государством объектов, был придуман закон, в котором сказано, что ремонтом и восстановлением исторических или культурных памятников должны заниматься организации, имеющие на это лицензии. Вот живет частник в охраняемом государством доме и боится его ремонтировать: за любую прибитую им тесину или плаху, его могут привести к ответственности. Вот почему охраняемые государством строения, даже с жильцами, приходят в негодность намного быстрее, чем те, которые не охраняются. Что тут скажешь? Просто гениально, лучше не придумать. Возникает впечатление, что это хорошо организованная и продуманная диверсия по уничтожению нашего исторического и культурного наследия.

Правда, существует закон, по которому разрушающийся, охраняемый государством объект, если у Департамента культуры нет средств на его содержание, могут передать в частные руки. Но разве чиновник откажется от своей кормушки? Потому этот закон и не работает. Получается, что был прав мой нарымский знакомый, когда утверждал, что г-жа Е.В.Перетягина никогда не передаст нам охраняемые, точнее уничтожаемые, ее комитетом строения. Вот почему она идет на преднамеренную ложь, выдумывает то, чего нет и не было, отказывается от проведения по охраняемым объектам историко-культурологической экспертизы. Поэтому она и не ответила ни на одно мое письмо, где я предлагал ей сотрудничество.

Вообще-то надо сказать «спасибо» г-же Перетягиной. Если бы она пошла нам навстречу в деле сохранения гибнущих в Нарыме исторических объектов и в возрождении поселка, мы никогда бы не догадались, как действует в России механизм по разрушению памятников нашего исторического наследия. Благодаря ее, казалось бы, абсурдному поведению, многое стало понятно.

Сколько раз В.В.Путин обращался к нашим чиновникам с требованием – хватит воровать. Сколько можно? Когда же вы, наконец, наворуетесь?! Но все без толку. Жаль, что у нашего президента нет механизмов для привлечения разного рода казнокрадов к тому, чего они заслуживают. Наверняка ни в органах ФСБ, ни в администрации Президента не догадываются о механизме разрушения в России ее исторического и культурного наследия, и что более всего обидно, главную роль в этом грязном деле играют те, кто обязан заниматься охраной нашего культурного и исторического наследия. Что ж, теперь и офицеры ФСБ, и люди из окружения Президента благодаря этому рассказу многое узнают. Как говорится, шила в мешке не утаить. Странные, непонятные на первый взгляд, поступки только кажутся чудными. На самом деле, каждому чуду есть свое объяснение. Прав мой знакомый: совсем необъяснимых вещей на свете нет, за ними всегда что-то скрывается, и наша задача постараться это увидеть.

Вот и все что я хотел сказать о наших нарымских чудесах, которых никогда не было и нет.

Сидоров Георгий.

http://gsidorov.info/articles/nashi-narymskie-chudesa-rasskaz.html

avatar