За обострением ситуации на севере Косово стоит Турция?

В последнее время уже даже перестала вызвать удивление ситуация, когда из-за спины очередной бандитской группировки, действующей против интересов России, выглядывают уши наших уважаемых турецких партнеров. Не стало здесь исключением и происходящее сейчас обострение ситуации на административной границе Косово и Сербии.

Стоит обратить внимание как минимум на такую мелочь — перед самым вводом спецназа на север Косово, 17 сентября министр обороны Косово Арменд Мехай встретился в Анкаре с турецким коллегой Хулуси Акаром.

В июле этого года в СМИ появлялась информация о том, что Турция закупает в Боснии и Герцеговине значительные объемы оружия — от гранат для подствольных гранатометов и минометных мин до советских зенитных пулеметов для передачи их Косово на случай обострения ситуации в Косово (которое, как мы видим и произошло всего через два месяца).

Мало проявив себя в ходе активной части кампании за отделение Косово от Сербии в 1998-1999 годах (турки отметились участием в обучении рекрутированных косовских беженцев перед запланированной наземной операцией НАТО и созданием Информационного центра Демократической партии Косово в Стамбуле), Турция смогла во многом перехватить роль «ментора» силовых структур Косово в мирное время.

Хотя стоит отметить, что в некотором смысле Турция стоит у истоков косовской «государственности» — именно эмигранты из Косово в 60-е годы создавали каналы по поставке наркотиков через Турцию в Западную Европу.

Полагаем, что никто не удивится, когда узнает, что обучением косовских спецназовцев РОСУ, прославившихся своей жестокостью по отношению к безоружным сербам, занимались в том числе и турецкие инструкторы.

Турция передала Косовским вооруженным силам свои бронемашины Otocar Cobra, Косово заключило с Турцией соглашение о поставках 14 бронемашин — 4 «Vuran» и 10 «Kirpi» (средства на покупку выделила сама Турция). Уже три года снаряжение для солдат Косовских сил безопасности закупается на турецкие деньги, Турция обучает косовских летчиков (один завершил обучение в 2018, двое в 2019 и двое в 2020). Общее число косовских курсантов, прошедших обучение в Турции назвать затруднительно, в далеком 2013 году их было в общей сложности 170.

Развитием вооруженных сил Косово с выходом их с полупартизанского на уровень современной армии тоже планирует заниматься Турция:

Делегация самопровозглашенного Косово 2 октября 2020 года посетила ряд предприятий военно-промышленного комплекса Турции, осмотрев в том числе и ударные беспилотники «Байрактар» ТВ2.

Как сообщило министерство обороны Косово, министр Антон Куни посетил Анкару и Стамбул с четырехдневным визитом по приглашению турецкого коллеги Хулуси Акара.

Куни посетил предприятия Turkish Aerospace Industries в Анкаре и Baykar Makina в Стамбуле, где осмотрел ударный беспилотник «Байрактар» и учебный самолет «Хуркус». Косовская делегация также посетила компанию Nurol Makina, производящую бронеавтомобили, и Aselan, занимающуюся производством средств связи, радаров, систем радиоэлектронной борьбы и комплексов ПВО.

Турция, одной из первых признавшая самопровозглашенную независимость Косово, обещает добиваться новых признаний:

«Мы будем работать над увеличением числа признаний Косово… Надеемся, что в этом году на заседании ООН, на встрече, которая у меня будет с Байденом, вновь будем говорить об этой теме», — заявил Реджеп Эрдоган в июле этого года.

Идеология Альбина Курти и его партии Vetëvendosje, «Самоопределение», подразумевает, что албанцы, пользуясь правом народа на самоопределение, должны объединиться в одно государство, «Великую Албанию», или, по определению албанцев — «Природную Албанию». Согласно соцопросу 2019-го года, 64% албанцев в Косово и 75% в Албании проголосуют за объединение, если такой референдум будет проведен. Другие исследования западных агентств показывали даже больший процент сторонников ирреденты.

Лозунг Vetëvendosje — «нет переговорам» между Белградом и Приштиной, которые Курти откровенно саботирует, отказываясь признавать ранее достигнутые договоренности и настаивая исключительно на признании «независимости» южного сербского края.

Как только истек срок в 5+5 лет с момента подписания соглашения, обязующего приштинские власти выдавать нейтральные номера серии КС, принятые при администрации ООН — Курти запретил проезд зарегистрированных в Сербии транспортных средств. Албанцы требуют оформлять временные номера за 5 евро на два месяца — сербам предлагается платить из своего кармана за признание институций «Республики Косово!»

20 сентября «косовский спецназ» ROSU зашел на административные КПП между Косово и Метохией и центральной Сербией, останавливал машины с сербскими номерами, скручивал их и заменял на «республиканские». При том, что Приштина имеет право посылать группы спецназначения на север Косово исключительно при условии двустороннего согласия командира миссии KFOR и четырех глав муниципалитетов с сербским большинством, что, разумеется, не было соблюдено.

Только в четырех муниципалитетах на севере КиМ 9,5 тысяч транспортных средств с сербскими номерами оказались практически в плену. Стало невозможным пересечение «границы» для машин скорой помощи, грузовиков с гуманитарной помощью и товарами первой необходимости.

В ответ на действия приштинских властей косовские сербы развернули на КПП баррикады, заблокировав 10 единиц бронетехники ROSU. Несмотря на отдельные чудовищные инциденты – как, например, жестокое избиение албанскими спецназовцами троих сербов – обстановка на баррикадах относительно спокойная.

Армия Сербии приведена в повышенную боеготовность. Самые высокооснащенные подразделения переброшены в Рашскую область к «границе» с Косово: 72-я бригада спецназа, 63-я парашютная бригада и отдельный танковый батальон на российских Т-72МС. Президент Сербии Александр Вучич перевел эти подразделения в прямое подчинение Генштаба – они подчиняются президенту напрямую, что позволит избежать возможного саботажа представителями иностранной агентуры.

Сегодня боевые порядки в Рашской области посетили министр обороны и начальник Генштаба Сербии с послом и военным атташе РФ, чтобы те могли «оценить ситуацию своими глазами».

Белград показывает зубы, и решительно дает понять, что не потерпит дальнейшего ущемления прав своего народа в Косово. Но важно понимать, что если Сербия предпримет радикальные шаги — например, введет войска для защиты своего населения хотя бы на север КиМ, где абсолютное большинство составляют сербы, Запад ответит жесткими санкциями. Это спровоцирует протесты сербов против нынешней политической конфигурации и президента Вучича. Но и предательство сербов в Косово и Метохии — народ не простит. Ситуация для сербского президента патовая.

Наибольшие опасения вызывает судьба сербов на территории края – особенно в анклавах южнее Ибра – оказавшихся в заложниках. Только с начала года было совершенно более 90 нападений на этнической почве. Приштина использует сербское население и особенно Сербскую православную церковь в Косово и Метохии как рычаг давления, шантажируя Белград.

Очевидно, что приштинская власть стремится к созданию этнически чистого албанского Косово и реализации проекта «Великой Албании». Компромиссы ей не нужны, «нет переговорам».

Это экзамен для сербских элит. Ставшие привычными в последние 30 лет принципы и законы геополитики рушатся, жесткие монолитные конструкции и границы растворяются. Россия в 2014 году была первой, за ней мерить глубины допустимого начали другие: Турция, Иран, Белоруссия и т.д. На наших глазах, в режиме реального времени, произошел слом баланса на Балканах. Как правильно было отмечено, корректировка транспортных наркопотоков делает бессмысленным экономическое существование Косово – язвы на теле Европы.

В настоящее время сербские элиты стоят перед выбором – стать региональным субъектом или остаться объектом. В следующий раз окно возможностей откроется не ранее 2024-2025 гг. (уход войск США из Европы) и совсем не факт, что текущие персоналии будут к тому времени в живых, да и выигрыш будет значительно меньше.

В ближайшие дни Сербии надо решиться, вводить или нет полицию и войска на север края. За этим стоит риск —  возможное желание США реабилитироваться за собственное бегство из Афганистана. Обязательно будут введены санкции со стороны ЕС, но вероятность военных действия снижается эмоциональной готовностью Франции и, в меньшей степени, Германии оспаривать любые решений внутри НАТО, из-за Австралийского союза.

В условиях экономической катастрофы, когда обвал может начаться в любой момент, и при политической поддержке России и Китая (удар по позициям США и ЕС изнутри), может выйти очень красивая игра.

Выбор для сербов традиционен – текущие, краткосрочные проблемы и среднесрочный выигрыш или отказ от будущего ради текущего спокойствия. Активная и субъектная политика Сербии сделает их фаворитом в игре за будущее региона, вне зависимости, пойдет ли эта часть Европы в 2026-2027 годы в состав Российского панрегиона или будет запущен проект Континентальной Европы «Четвертый Рим», с центром на бывших территориях Австро-Венгрии.

Победа на севере Косово даст сигнал остальным сербским территориям – Черногории и Боснии, поднимет боевой дух населения, а сама Сербия станет яркой политической силой в регионе и центром сборки. Вдобавок, станет ясна слабость косовских албанцев, давление на которых будет нагнетаться, вплоть до массового изгнания.

И, да, в 2014 году Россия стояла перед таким же выбором в Крыму, было страшно, но риск оказался оправдан…

Если предположить, что маршрут нелегального экспорта наркотиков из Афганистана в Европу (под прикрытием США) действительно проходил через Косово (распределительная точка — американская база Бонд-Стил), то понятно, почему сейчас этот европейский наркоцентр прикрывают. Потому что у афганских наркотиков теперь — другие менеджеры, распределяющие потоки.

Нам всегда очень не нравятся конспирологические теории. Однако, если упорно ходившие в дипломатических и не только кулуарах разговоры об американских транспортных самолетах, летающих с героином по маршруту Баграм — Слатина верны, то вслед за сдачей Афганистана (базы производства), сдают и транзитный пункт — Косово.

Значит ли это, что Косово снова вернется в Сербию? Далеко не факт. Однако, сейчас созрели условия для проведения сербской армией ограниченной операции на севере края, в районах, населенных преимущественно этническими сербами. Если Белград будет действовать быстро, сразу добьется успеха и остановится на границах населенных сербами территорий на севере — ему мало что грозит.

К тому же ситуацию обостряют сами косовские албанские власти. Премьер Альбин Курти призвал к референдуму в Косово и Албании по вопросу об объединении. А этого не хочет не только Сербия: ни Евросоюз, ни входящие в НАТО Северная Македония, Черногория и Греция. Великая Албания для них — это кошмар.

Таким образом, у Сербии сейчас есть шанс: в условиях европейского раздрая и агрессивной политики косовских албанцев, а также переключения американского внимания на Индо-Тихоокеанский регион, отыграть свое поражение 1999 года. Хотя бы частично.

Алина Арсеньева, Андрей Школьников, «Пинта разума» и «О Сербии по-русски»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии