Дискуссия о потреблении человеческого мяса

В настоящий момент осознанным потреблением в пищу человеческого мяса занимаются несколько категорий граждан:

?Дикари, живущие в условиях каменного века (например, обитатели Андаманских островов).

?Лица с психическими отклонениями (самая немногочисленная категория).

?Определенная прослойка «преуспевающих» людей (также не очень многочисленная).

?Радикальные последователи каких-либо религий и сект (достаточно многочисленная).

Сейчас каннибализм находится на начальном этапе «легализации». Пока они просто намекают на свое существование.

Намеки эти состоят не только из слов, как у владельца Тануки. Это конкретные действия.

Например, несколько лет назад мясном рынке Smithfield в Лондоне открыли павильон, где покупателям предложили покупать продукты из свинины и говядины, выглядящие как куски человеческого тела. Все происходило в рамках продвижения компьютерной игры Resident Evil.

Создатели игры — японский бренд Capcom — впоследствии продолжили предлагать на своих акциях еду, имитирующую человеческую плоть.

Вспомните также тренд на поедание собственной плаценты, который задают западные блогеры. Животные, чей пример в этом отношении их так вдохновляет, действительно это делают после родов — при этом далеко не все. Вот только они это делают потому, что для них затруднительно иным образом восстановить биомассу после родов. В отличие от человека.

Да, пока все вышеперечисленное не выходит за рамки закона. Также в свое время было с требованиями феминисток и гомосексуалистов — и посмотрите, что они делают сейчас.

Не будем забывать, что продвигают себя не только каннибалы. Также о себе начинают заявлять и зоофилы. Пока еще ничего не слышно про некрофилов, но, учитывая происходящее, неудивительно, если через несколько лет появятся защищающие их активисты.

Используя все тот же системный подход, можно увидеть, что цель у всего вышеперечисленного одна: путем легализации и уничтожения всех табу превратить людей в эдаких говорящих животных, единственным достоинством которых будет прямохождение.

Начатая коллегами дискуссия о легализации каннибализма у авторов некоторых каналов вызвала довольно странную реакцию. Ворчливый «ветеран защиты чести компьютерных игр» отрицает очевидные факты и просит нас «воевать в другую сторону». Потому что резонансных случаев продвижения данной повестки в своем поле он не припоминает, а акцию CAPCOM с кусками человеческого мяса считает «милейшей в своей криповости».

На роль эксперта по шутерам не претендуем, но буквально пару раз стукнув пальцами по клавиатуре без труда нашла список ТОП-10 игр, в которых можно есть людей. И не один. Есть даже видеообзор.

Должно быть, вы слышали про «великий китайский файрволл». Это система фильтрации интернет-контента, которая закрывает доступ к определенным сайтам и ресурсам по всей Поднебесной. Так вот, помимо ограничений на просмотр видеороликов, содержащих кадры насилия или порнографию, китайцы давно и всерьез взялись и за индустрию компьютерных игр.

Во-первых, все они подлежат официальной сертификации. Процедурами до весны 2018 года занимался госорган SAPPRFT, затем ему на смену пришла организация SART. А два года назад в Китае заработало новое профильное ведомство – Комитет по этике в онлайн-играх. Ряд производителей уже получили отказ в регистрации, другим предложили «устранить моральный вред» и попытать счастья еще раз. Например, на доработку отправили Rainbox Six: Siege: разработчики должны были почистить изображения оружия, следы крови и контент сексуального характера.

Более того, в 2018 году в КНР был принят закон о «предотвращении увлечения несовершеннолетними онлайн-играми». По сути, им запретили «геймить» с 22:00 до 8:00, а общее время, проведенное за монитором, ограничили до полутора часов в день. Думаю, уже ни для кого не секрет, что разработчики игр используют действенные инструменты формирования зависимости у потребителя (кто не слышал про ящик Скиннера и эффект Овсянкиной, гугл в помощь).

А совсем недавно власти КНР еще больше ужесточили ограничения. Компьютерные игры теперь должны отражать «правильный набор ценностей». Радужная повестка, а также обилие сцен насилия, как вы поняли, в них не входят. В общем, если регулятор не сможет с первого взгляда определить пол персонажа, выход на китайский рынок продукту не светит. Строго фильтруется и контент, побуждающий несовершеннолетних причинять себе вред.

Конечно, жесткая цензура не панацея. И как правильно отмечает Андрей Афанасьев, необходимо для начала сформировать внятную государственную идеологию, которую должны учитывать разработчики, желающие работать на нашей территории. Но отрицать факт того, что отсутствие хоть каких-либо требований к играм, как и бесконтрольный доступ несовершеннолетних в cовременную онлайн-среду, создает благоприятную почву для разного рода девиаций и иногда приводит к трагедиям, все же не стоит.

 «Дьявол ходит в Дикси», «Нравственница»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии