Нужна ли России Африка?

На фоне ослабления позиций Франции в Африке и событий в Мали встаёт вопрос о возможности и, главное, целесообразности расширения российского присутствия в данной зоне нынешнего французского влияния.

«Французская» Африка – конечно, перспективный регион в плане инвестиций и добычи полезных ископаемых. Наращивание влияния России в ЦАР, Мали, Чаде напрямую задевает интересы Франции. При этом в регионе активно укрепляется Турция и Китай. Итак, у России есть три серьёзных конкурента: Китай, Турция и Франция. При этом ни Анкара, ни Пекин особенно не заинтересованы в соглашении с нами – китайцы рассчитывают обеспечить свои позиции, опираясь на экономику, турки – на религиозную близость. Не лучше ли нам попробовать договориться с Парижем, чем «отвоёвывать» у него территории для наших «стратегического партнёра» и «почти союзника»? Французы полагаются на своё традиционное политическое и военное влияние и стремятся удержать «свой» регион. В случае, если в результате выборов к власти во Франции придёт национально мыслящий лидер, готовый пересмотреть отношения с НАТО и ЕС и развернуть страну в сторону России, можно было бы признать эти территории сферой интересов Франции. Сегодня же надо использовать наше присутствие в регионе для оказания давления на Париж.

Однако конфликтовать по-серьёзному с Парижем из-за Африки представляется непродуктивным: вряд ли мы сможем удержать этот регион в случае конфронтации. Рассчитывать на то, что Франция совсем выдохлась и у неё нет средств удержать зону своих интересов – слишком наивно: то, что Париж не в состоянии сегодня эффективно противопоставить себя США или блоку НАТО, ещё не означает, что Франция превратилась в государство второго сорта – она была и остаётся великой державой, и ресурсов, по крайней мере, на удержание Африки у неё хватит.

Но даже если мы вытесним оттуда французов, регион надо будет ещё закрепить за собой: тут в игру вступят наши «партнёры» и «союзники», которые постараются вытеснить нас оттуда. Причём для Китая укрепление в регионе Анкары всё же менее опасно, чем Москвы: несмотря на амбиции Эрдогана, Турция всё же более слабый конкурент в экономическом, военном и политическом отношении.

Рассчитывать, что население бывших колоний настроено «пророссийски», особенно не стоит. Возможно, конечно, местные рассчитывают, что Россия, по аналогии с СССР, будет бесплатно строить им «сладкую жизнь». Хотя, скорее всего, эти настроения – просто средство шантажа своих бывших колониальных хозяев, которые рано или поздно вернутся, как они не раз уже делали.

Самый главный вопрос – насколько сегодня целесообразно наше «внедрение» в Африку? Здесь возникают большие сомнения: зачем нам Африка, когда в собственном доме, внутри своей цивилизации (например с Украиной, Белоруссией, Сербией и т.д.), в зоне нашей геополитической безопасности (Кавказ, Средняя Азия) столько проблем? Какие нам еще нужны сырьевые ресурсы, которых нет в России или в бывших республиках СССР? Поэтому есть подозрения, что интересантом таких далёких экспедиций не является государство, выгодоприобретатели – «капитаны» крупного бизнеса и госчиновники…

Когда наше «внедрение» будет эффективным и действительно принесёт пользу? Когда мы способны будем создать полноценную экономическую конкуренцию французам, китайцам и туркам. Для этого необходима «новая индустриализация», модернизация промышленности, превращение России из «бензоколонки» в современную индустриальную страну. Без этого не только Африка не нужна, но и новые города в Сибири строить бессмысленно: зачем они нужны, если в «старых городах» работы нет, а население из-за Урала перманентно перебирается в европейскую часть страны…

Вернёмся к вопросу у необходимости африканского направления. В этом контексте важно отметить, что для закрепления в регионе/стране необходимо не только использовать т.н. hard power, но и использовать инструменты soft power для дальнейшего расширения присутствия по всем направлениям — от бизнеса до гуманитарки. Как можно заметить, что таких инициатив от России не исходит.

Противоположный пример грамотного использования мягкой силы и военно-технологического опыта показывает Турция.

Например, Турция организовала стипендиальную программу для подготовки квалифицированных кадров, что является самой большой потребностью континент,  и предлагает бесплатное образование примерно 5 тысячам африканских студентов.

Сегодня Эрдоган, находящийся с визитом в Анголе заявил, что Анкара будет и впредь поддерживать ангольские власти в борьбе с терроризмом. 3 месяца назад во время визита своего визита Турцию ангельская делегация во главе с президентом страны сделали запрос относительно турецких беспилотников. Этот вопросы президенты подняли сегодня, также обсудив экспорт бронетранспортеров.

Кроме того, Эрдоган пожалуй единственный лидер на политической арене открыто подвергающей критике колониальное прошлое, имевшее место в Африке. Сегодня после встречи с коллегой из Анголы он вновь затронул эту тему, заявив, что «Мы нация, у которой в истории не было пятен колониализма. И сегодня, говоря, что мир больше 5, мы боремся с несправедливостью в глобальной системе».

Турция отвергает западные ориенталистские подходы к Африканскому континенту, рассматривая все народы Африканского континента друзьями без каких-либо различий.

«Мы надеемся воспользоваться обширными знаниями наших африканских братьев и сестер по мере улучшения наших отношений с континентом», – отмечает Эрдоган.

Всё же приоритетом для России должно быть превращение территории постсоветского пространства в зону исключительного влияния нашей страны.  А этого сейчас нет и близко.

Однако, мы полагаем, что закапывание сугубо в проблемах бывших советских республик и политика условной «осаждённой крепости» чревата утратой маневренности во внешней политике. Разумный заход в отдалённые регионы мира, особенно в Африку, создаёт удобные рычаги влияния на другие державы. Расширение присутствия (или его демонстрация) позволяет перетянуть силы противника из нужного нам региона, страны или проблемы на африканское направление, переключить внимание.

Ярким примером здесь может быть, присутствие России в Сирии. В случае особо наглых поползновений Турции в Закавказье и Средней Азии, российские ВКС учащают бомбардировку Идлибского гандюшника, а оккупированные турками «зоны безопасности» на севере страны испытывают давление со стороны САА и курдских отрядов самообороны. Без подобного рычага, Россия была бы сильно скована в своих действиях против Турции.

Разумеется, подход к африканским делам должен быть комплексным и продуманным на перспективу. Мало отправлять одних наших «музыкантов», нужно включать в работу малый и средний бизнес, который будут поставлять туда всё на свете: от носков до конфет. Экспорт услуг безопасности имеет всегда конечный результат, а торговля нет. Она и позволит завязать целые сектора африканских экономик на Россию на весьма длительный срок.

Казалось бы, есть возможность и для инвестиций, и для разработки недр, и для приведения под своё крыло молодых автократий и диктатур демократий. Есть пророссийски настроенные толпы малийцев. Есть опыт.

Но есть нюанс под названием «российские реалии».

Давайте вспомним про Судан: получилось продавить военно-политические решения, но всё упёрлось в пресловутую бюрократию. Никто не озадачился целью взять и пинками погнать туда средний и большой бизнес, чтобы привязать страну к себе экономически — просто потому, что это никому не нужно. Сейчас Судан, фактически, держится на слабых ниточках в лице нескольких частных лиц. Госинституты России в окне в Красное море не заинтересованы.

Лучшим ответом на вопрос «А зачем России Африка?» станут слова автора канала «Слаанеш и повседневность»:

«В общем и целом, с практической точки зрения любая военно-политическая победа РФ в Африке являет собой классический пример полуметрового члена — очень круто, но совершенно бесполезно».

«Россия не Европа», Turk Kulubu, «Реконкиста»  и «Рыбарь»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии