Комбинированный террор

18 июня 1995 г. весь мир увидел, как премьер-министр Российской Федерации Виктор Черномырдин дрожащим голосом общается по телефону с бывшим разнорабочим колхоза «Аксайский»: «Шамиль Басаев, говори громче!». На уровне правительства начинаются переговоры с террористами, захватившими больницу в Буденновске. Страна, обладающая огромным потенциалом ядерного оружия, спецслужбами, вооруженными силами, ничего не смогла сделать с меньше чем двумя сотнями вооруженных боевиков, которые, в основной своей массе, до войны были обычными гражданами.

Все почему-то решили, что захватывать больницы с беременными женщинами Басаева научили на каких-то секретных базах ГРУ в начале 90-х. Любому понятно, что это бред. Если кого-то и обвинять в наличии особой спецподготовки, так это участника нападения Резвана Читигова, ранее служившего в морской пехоте США и, по слухам, связанного с американскими спецслужбами. Моё личное мнение, основанное на интуиции, что именно американцы в то время проводили эксперименты по тактике «непрямых действий малых групп» на нашей территории, пользуясь благоприятной обстановкой.

Все произошедшее в Будённовске сходится с американской методичкой, опубликованной, кстати, в 1989 году в «Газете морской пехоты» о ведении войн в будущем: «Военные действия будущего будут представлять собой действие небольших групп… Продвигаясь в поисках ключевых по важности целей, они могут покрывать огромные расстояния. Целями таких групп будут скорее объекты гражданского сектора, чем военного (выделено автором. – ВТ)… Главной целью этих операций будет гражданское население, поддерживающее свое правительство в войне». Особо подчеркивалось, что подобные операции должны будут сопровождаться соответствующей кампанией на телеканалах (89-й год, всё таки).

Пока ты роешь окопы на передовой, перекрываешь подходы минами и т. д., у тебя в тылу захватывают больницу. Или дети в тылу взрывают бронетехнику, как это было в Ясиноватой в 2015-16 гг. За год только они взорвали МТЛБ, машину связи, служебный автомобиль МВД и несколько гражданских объектов.

Зимний теракт в Горловке, в отношении комбата «Длинного», который ехал в машине с дочкой – это, прежде всего, психологический удар, мощнее, чем подрыв склада с боеприпасами. Выбор времени для теракта – именно тогда, когда в машине ребенок, – тоже не случаен. Как по мне, это всё методички из той же серии, те же, что и в Будённовске, только с другим масштабом. Война нового времени – это комбинированный военно-психологический удар, целью которого в первую очередь является ломка воли к сопротивлению.

Украина, потерпев ряд крупных поражений в общевойсковых операциях, по совету западных товарищей сделала упор на спецоперациях, психологической войне и террористических актах, постепенно получая широкую практику и опыт подобной деятельности. Мой прогноз относительно террора с помощью БПЛА полностью сбывается, но Киев на этом не остановится.

Террор продолжится с помощью малых групп спецназа и мотивированных добровольцев, копируя тактику, применяемую чеченскими сепаратистами во время войны на Кавказе. Многие, прочитав это, скривятся в ухмылке и спросят: “Ты хочешь сказать, что 8-й полк ССО захватит роддом в Донецке?”. Да, именно это я хочу сказать.

После захвата больницы в Донецке (или любом другом городе) “проукраинскими повстанцами, доведенными до отчаяния местной преступной властью”, там вывешивается “жовто-блакытный” флаг, а подготовленные стримеры начинают распространять всё это в Сети.

Подключается ОБСЕ, которая будет препятствовать ликвидации группы боевиков в больнице. Укры удерживают заложников под предлогом проверки документов и передачи “законной власти тех, кто сотрудничал с ДНР”. Под этот признак может теперь попасть фактический каждый житель Донецка, а значит число заложников может быть достаточно большим. Любая больница – это наличие медикаментов и продуктов, что позволит какое-то время держаться автономно. Спецподразделения ДНР имеют большой боевой опыт, но для освобождения заложников нужен специфический опыт, которого нет.

Возможно, такая группа зайдёт не одна. В последней войне в Карабахе Азербайджан хорошо отработал взаимодействие групп спецназа, действующих в тылу противника, с ударными и разведывательными БПЛА и артиллерией. Подобную тактику могут применить и на Донбассе, тем более, что украинская артиллерия может работать глубоко в тыл Республики.

Создание хаоса и отработка действий в подобных ситуациях давно разрабатываются западными теоретиками и успешно применялись ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России. – Прим. ред.) в Сирии. На очереди Донбасс. Закрывать глаза и говорить, что подобного не может быть – очень легкомысленно.

Владлен Татарскийополченец ЛНР и публицист».

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии