Про профессионализме, «интеллектуальных идиотах» и ответственности за принятие

4 года назад в интервью РБК Нассим Талеб говорил о профессионализме, «интеллектуальных идиотах» и ответственности за принятие решений следующее:

«Зрители CNN — это те, кого я называю «интеллектуальными идиотами». На самом деле как раз реднека обвести вокруг пальца невероятно сложно. Если ты ищешь, кого бы обмануть, лучшая кандидатура — это кто-то вроде читателя The New Yorker. Этот человек рассуждает так: если я интеллектуал (а я, несомненно, интеллектуал) — значит, я понимаю, что происходит в мире. Он презирает реднеков, считая их неспособными к критическому мышлению. При этом он не осознает простой вещи: любой человек, который не кормит себя интеллектуальным трудом, — это уже по умолчанию эксперт, поскольку его профессия непосредственно связана с реальным миром.

Например, водопроводчик — эксперт по тому, как класть трубы и так далее. Их опыт основан на взаимодействии с повседневностью, и у них очень критичное к догмам мышление. Образованные люди, напротив, чаще склонны исходить из безумных идей, не имеющих отношения к действительности. И чем больше времени и сил вы посвящаете изучению макровопросов, будь то макроэкономика или глобальная политика, тем выше шансы в конечном итоге оказаться в «макродерьме».

Так происходит, потому что образованный человек получает информацию в основном не из окружающего мира, а от других людей — из журналов, соцсетей, от разных авторитетов. Самая страшная патология нашего времени — потеря контакта с реальностью. Когда я зарабатывал торговлей на бирже, то часто сталкивался с особым типом трейдеров, которые просчитывали какой-то сценарий на компьютере, а потом пребывали в уверенности, что в действительности все будет так же.

Лучший вопрос, который сбивает с них апломб: «А сколько у тебя на банковском счете?» Потому что теоретики редко становятся богачами: человек способен принимать здравые решения, только если он включен в реальность. Сейчас существует целый класс псевдоэкспертов — некомпетентных людей, которые думают, что они компетентны.

Люди оперируют слоганами. Например, одни говорят, что они феминистки, а потом ты видишь, что они предпочитают нанимать на работу мужчин. Другие восклицают: я против расизма и социального неравенства! Но спросите их, когда они в последний раз приглашали на обед таксиста-пакистанца. Честный ответ будет: никогда. Это все та же жизнь в двух разных мирах — в разговоре с другими просвещенными людьми вы не расист, а в реальном мире боитесь мигрантов.

И все становится гораздо хуже, когда эта двойственность приходит в политику. Почему политики нашего времени так безответственны? Потому что им не угрожают последствия их решений. Адекватные решения принимаются только тогда, когда человек «рискует своей шкурой». Сейчас политики управляют своими странами и миром в целом так, словно в компьютерную игру играют: риски нулевые, а значит, и решения будут неадекватными».

Насиб Талеб очень прав, когда говорит о том, что образованная часть Западного общество все глубже погружается в какой-то искусственный конструкт и уходит от реальности. Для России это также справедливо.

Буквально, начиная с Древней Греции, образование воспринималось в Европе, как помощь при освоении прикладных занятий.

Сейчас же образование — это удаление людей в некую отдельную реальность, в которой они живут, и не могут принимать реальные решения.

Вот к чему сегодня стремятся западные элиты? Они призывают полностью решить проблему выбросов CO2 к 2050 году. Это абсолютно бредовое решение, которое напоминает мысли утопистов разных мастей об идеальном мире, которые в итоге приведут человеческую цивилизацию к кризису. Это не план построение «города-сада», а план построения коммунизма в отдельно взятой стране к 1950му году.

Теперь идея о «расовой справедливости», согласно которой мировые блага должны быть распределены в равной степени для всех рас. Или идея о гендерном равенстве.

Но сама жизнь говорит нам о том, что люди к сожалению не равны. На это влияет множество факторов, в том числе, климат, географическое расположение, менталитет, уровень образования и социального развития, другие природные и климатические характеристики.

К примеру общины чёрных в США совершенно по-другому мыслят, чем белые. Они растут абсолютно в других условиях. У них своя субкультура, они по-другому смотрят на законы, иначе относятся к своим социально — экономическим функциям и государственным институтам. И любой полицейский скажет, что афроамериканцы совершают больше преступлений. И опять же, это справедливо и для других стран. Но для учёных — это проблема. Социалистический шаблон мышления не может дать признать тот факт, что люди отличаются, тут всех подводят под одни правила, которые в итоге не работают.

В этой связи примечательным является фильм «13 часов: Тайные солдаты в Бенгази», про убийство американского посла в Ливии. Кино про матерых бойцов, нанятых по контракту для охраны секретной базы ЦРУ в Ливии. Красной линией проходит мысль, что представленные в фильме црушники — высокообразованные профессионалы из лучших учебных заведений, уверены, что после свержения диктатора Каддафи в Ливии будет построена демократия и вселенское счастье. А сами ливийцы ждут американского посла с цветами и будут вечно благодарны Вашингтону.

А мнение нанятых бойцов-практиков совсем иное. Они знают, что такое исламское общество, особенно общество в Ливии, ещё и разделённое на племена.

Именно из-за таких «интеллектуалов», как показано в кино, США вляпалось во множество конфликтов на Ближнем Востоке.

Именно об этом и говорит Талеб. Современные вузы больше похоже не на «храмы знаний» , а на «храмы пропаганды утопических левых идей».

«Мадам Секретарь»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии