Как там российская военно-морская база в Судане?

Поговорили с послом РФ в Судане Владимиром Желтовым. Он расставил все точки над i относительно нашей позиции по ситуации в этой стране

О событиях 25 октября

— Эти события были реакцией военных и поддерживающих их гражданских сил на месяцы сползания Судана к краю пропасти — экономической, социальной и политической. Все произошедшее было объективным течением обстоятельств, в ходе которых, как мы убеждены, произошла корректировка всего смысла и движения Судана в переходный период. Имела место самая эффективная, самая точная корректировка переходного периода, как бы ни хотелось трактовать эти события нашим западным партнерам.

О том, что на улицах люди говорят об узурпации власти военными

— Такая трактовка присуща нашим западным партнерам. Мы (и не только мы) не согласны с тем, что имела место узурпация власти военными. В таком видении ситуации нас поддерживают китайские коллеги, многие наши партнеры в регионе. То, что мы сейчас наблюдаем, еще раз показывает: военные убеждены, что нет альтернативы совместному военно-гражданскому управлению в переходный период.

О российской военной базе в Судане

— Речь не идет о базе как таковой, речь идет о пункте технического обеспечения ВМФ России. Цель этого пункта — обеспечить продовольствием, водой, дизелем наши корабли, которые так или иначе находятся в этом регионе. Речь идет не о реализации программ помощи, а о взаимовыгодных коммерческих проектах.

Что, если военные потеряют контроль?

— Конечно, речь идет в первую очередь об огромном потоке потенциальных мигрантов, которых нестабильность в их собственных странах вынудит двигаться прежде всего в направлении севера — и это является кошмаром для наших европейских и в целом западных партнеров.

Мы же его тезисы посла хотим расширить и углубить. А заодно провести ликбез о судьбе пункта МТО РФ в Судане.

🔹 Согласно первоначальным договорённостям с Омаром аль-Баширом, предполагалось развернуть не только пункт МТО, но и создать аэродром для базирования авиационной группировки с размещением батарей ПВО и ПКО. Российская сторона не была готова платить за базу и размещение, предоставляя в обмен определенную номенклатуру военной и специальной техники, а также сам факт защиты Судана путём размещения базы на его территории.

🔹 После смены руководства Судана в результате переворота вопрос был ещё актуален — более того, предлагалось создать ещё один аэродром базирования ближе к треугольнику границ на севере страны. Если бы не российская бюрократия общее хорошее отношение суданцев к русским на начальном этапе после переворота сулило ещё большие выгоды.

🔹 В итоге, в определенный момент новое военно-политическое руководство Судана наладило контакт через Уганду с Израилем и США. В окружение Абдула Фаттах аль-Бурхана на протяжении достаточно длительного срока взращивались агенты влияния Запада, которые в нужный момент и убедили прагматичного генерала, что русские долго ещё резину будут тянуть, а с Западом договориться проще сейчас. Поэтому и стал вопрос об оплате размещения российских войск в Судане.

🔹 Акцент на ситуации с беженцами — это, своего рода, напоминание о важности Судана для геополитической стабильности северо-восточной Африки. По линии ООН и ряда других структур «Силы быстрого реагирования» Хамедти не просто контролируют потоки беженцев, но и не пускают их дальше на север — в Ливию и Египет. Да, они на этом зарабатывают. Да, ручеек всё равно есть. Но если их убрать, северные страны захлестнёт неконтролируемый поток. И в случае начала какого-то конфликта в Судане и развала страны, это бумерангом может ударить по геополитическому Северу.

В сухом остатке получается так, что господин Желтов говорит нужные и правильные вещи. Вот только если раньше база в Судане нужна была, в первую очередь, Судану, то теперь инициатива упущена.

А учитывая отсутствие у бюрократических структур желания этот вопрос решить и боязнь испортить лишний раз отношения с западными партнёрами, вопрос и вовсе подвешен.

«Майя Манна» и «Реконкиста»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии