Европейский мультикультурализм терпит крах

Знаменитый мультикультурализм Европы потерпел неудачу из-за растущей и напористой исламистской радикализации.

Журналист Гаутам Сен пишет, что Польша, Венгрия и Чехия, отказались принимать так называемых беженцев из исламского мира, наводнивших Евросоюз, за что были осуждены разными институтами за нарушение соглашения сообщества ЕС. Однако мы знаем, к чему привела политика открытых дверей Германию, Францию, Австрию и Италию.

Да, проблема действительно не исчезнет, даже если мигранты испарятся с границ, как в Уснаже Горном: беженцев и без того уже очень много — отказ в предоставлении убежища даже десятке тысяч вряд ли изменят ситуацию.

Европейская политика мультикультурализма сломалась о мусульман, которые не интегрируются: мужчины-мигранты отказываются «присоединиться к жизнеутверждающей радуге разнообразия». Но в этот раз это не то, о чем вы подумали.

Сен главным образом обвиняет политиков в том, что они в погоне за голосами запутались в морали (ничего вам не напоминает?). 💬«Либеральные плюралистические общества просто поддались исламскому воинству и его способности к насилию, потому что они не в состоянии, в силу своих устоявшихся правовых и социокультурных практик, ответить общими всеобъемлющими санкциями против целых общин, которые полны решимости навязать им свои требования посредством массовых убийств, таких как Charlie Hebdo и бойня на Манчестер-Арене».

При этом бремя ответственности ложится на плечи налогоплательщиков: тюрьмы, которые содержатся на отчисления, переполнены непропорционально большим числом заключенных-мусульман. А зачастую — они там таковыми и становятся.

Хотя в некоторых частях Европы наблюдается негативная реакция относительно исламизма, в конце концов, мультикультурализм осаждается монокультурой ислама, а не культурно разнообразными сообществами. А, как считают некоторые, для ислама доминирование в географическом пространстве, занимаемом верующими, является абсолютной необходимостью, и приоритетом над всем остальным.

Всё-таки не стали бы вешать бойню в Шарли Эбдо на всю мусульманскую общину Франции, которая в абсолютном большинстве своем — обычные приличные люди. Фанатиков мало, но только о них мы и слышим.

Что касается неспособности интегрироваться. Тут целый ворох проблем, начиная от разности культур, и заканчивая жалкими попытками вписать этих людей в современное французское общество. Первое, на мой взгляд, самое важное, в нем тот самый разлом, навести мосты между которым крайне трудно.

В исламе религия определяет и диктует образ жизни, в католичестве она, скорее, некий атавизм, почти отмерший, но ещё присутствующий в виде монументальных храмов из прошлого, которые в основном заполнены туристами в шортах с фотоаппаратами на шее. Я сейчас чисто про Францию, в той же Польше, уверена, все иначе.

Мусульман во Франции меньшинство, чаще эту религию исповедуют потомки осевших мигрантов, а прирост таковых идёт невероятными темпами. Уже об этом писали, в 2018г их было 7,5 миллионов, в 2021 уже 14! Это 20,9 процентов от всего населения. Их корни тянутся в арабские или африканские страны, где вместе с религией очень сильны и консервативны традиции, семья, обычаи. Когда все это можно найти вокруг тебя, то зачем меняться?

Что в Алжире, что в Париже ты идёшь в мужское кафе чаи гонять, в нарды играть, кальян курить. Работаешь в такой же мастерской, вероятно получаешь пособия на детей, помощь, соцжилье, тебе нормально. Это старое поколение иммигрантов, которое хоть как-то вплетено во французскую жизнь, но при этом обитает в «своих» районах.

Из-то того, что туда республика не лезла, там сформировалась идеальная среда для радикалов, кукловоды которых вечно при деньгах, агрессивные (что в арабском мире синоним силы) и бескомпромиссные. Рождённый в таком районе парень, часто предоставленный сам себе, улице и телефону, автоматически тянется к силе, которая в случае исламистов ещё и играет на противопоставлении исламской культуры французскому «развращенному» обществу. Отсюда все эти подвальные школы при мечетях, где девочек заматывают в бурки лет с 6.

Есть и другой вариант — идти работать на наркоторговцев, быстрый доход, понты среди сверстников, все та же манящая сила. Макрон таким светочем для арабской молодежи не сможет стать, он их вообще не понимает, как и многие другие политики за исключением, пожалуй, главы МВД, у которого алжирские корни, отсюда и знание этого  менталитета. Он много чего хорошего пытался сделать, но ему быстро крылья поломали, почему — это уже десятый вопрос.

А теперь добавим к этому коктейлю прибывающих толпами новых мигрантов, сотни тысяч тех, кому в документах уже отказали, но они никуда не уехали, они работают в черную за копейки, попрошайничают, грабят, живут где попало, крыша от такого существования легко поедет.

Те, кто идут на курсы интеграции, бывает, сталкиваются со следующим. Им такие же приезжие переводчики  рассказывают, что они должны ненавидеть Францию за то, что она разворовала их африканскую родину, они должны высосать из нее все, что можно, далее схемы того, что и где требовать и все это на десятках языках этих беженцев. Как такое может быть, спросите вы? А вот так, дело в том, что то, что озвучивает преподаватель, иногда по-своему интерпретирует переводчик. Что он там лапочет, кто поймет, французы владеют французским, а остальное не их дело. Узнал об этом сирийский журналист, абсолютно светский парень. Посидел на курсах с переводчиком и не поверил своим ушам.

Добавьте ко всему этому насаживаемые Франции идеи  идентичности, расовой, этнической или религиозной, мол, гордись своими корнями, а белые все козлы. Плюс страх преподавателей говорить о светскости в школах (слабость, а слабых бьют) и получается, что у мультикультурализма в таких условиях шансов просто нет. Очень опасно пускать все эти процессы на самотек.

Анастасия Попова и «Варшавская русалка» 

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии