Итоги устранения старого спутника российской ракетой

В Минобороны РФ назвали лицемерными обвинения России Пентагоном и Госдепом США в том, что она провела испытания противоспутникового оружия, которое якобы создало угрозу МКС.

В ведомстве отметили, что Пентагон без оповещений активно разрабатывает и испытывает на орбите новейшие ударно-боевые средства. Кроме того, в прошлом году Соединённые Штаты создали космическое командование и приняли стратегию по космосу.

В то же время Россия много лет призывает подписать договор о предотвращении размещения оружия в космосе, но его блокируют США и их союзники.

В российском Минобороны добавили, что в результате вчерашнего испытания был поражён российский космический аппарат «Целина-Д», находившийся на орбите с 1982 года, а образовавшиеся обломки угрозы для орбитальных станций не представляли.

Шойгу подтвердил успешное испытание Россией перспективной противоспутниковой системы.

«Перспективная противоспутниковая система ювелирно поразила старый спутник», — отметил глава Минобороны.

И вот тут-то мнения экспертов и разделились. Пока одни говорят о том, что Россия утерла нос и США и европейцам и Китаю, другие сомневаются, что противоспутниковая ракета серьезно изменит баланс в международных раскладах.

Правы, как ни странно, и те и другие. Вопрос лишь в том, как мы понимаем современную войну. И если смотреть на вопрос войны, как ведение глобальных боевых действий с применением всего и вся, то конечно, наша противоспутниковая ракета это прорыв. И геморрой для Запада. И для всех. Потому что никакой современная война это во многом данные со спутников. И многие расчудесные  беспилотники не полетят никуда, если будет потеряна связь со спутником. Не все, конечно.

А если мы смотрим на войну, как на цепочку локальных конфликтов и действий в информационном а также идеологическом поле, то противоспутниковая ракета штука мощная, но не всегда полезная.

Я вообще — как дилетант разумеется, может я и не прав  — считаю, что Россия отлично подготовлена к войне глобальной, а вот к локальным конфликтам нового типа, не очень. При том, что глобальной войны давно не было, и не будет. А в Сирии, скажем, идет проксмировая война. Локальная. Но с вовлечением десятков  стран.

Впрочем, мало кто готов к войне нового типа. Вот, Польша. Оказывается, что вся польская армия ничего не может сделать с несколькими тысячами безоружных беженцев. А каждый день армии в полях стоит немало. И вот пойдут завтра беженцы на прорыв. Что будут делать военные? Стрелять в безоружных людей? Давить детей танками? Травить женщин газом? Ок. Они победят. Но, через пять минут все мировые новости сравнят поляков с Гитлером. И кроме того, победы никакой все равно не получится. Поляков заставят проявить гуманизм, пропустить и приютить беженцев.

А теперь представим, что на границе с Казахстаном стоит семь тысяч (цифра с потолка) афганских беженцев, которые идут в Россию, потому что не хотят жить под талибами. А параллельно на Донбассе начинается наступление. С применением Байрактаров ( над которым так смеются наши «военные эксперты», и технари, которые так и не наладили массовое производство подобных систем). А в двух-трех городах начинаются волнения мигрантов. А одновременно западные телеканалы запускают компанию — Россия помогла талибам прийти к власти и теперь столкнулась с последствиями.  Ииии? Чем нам помогут подводные лодки и противоспутниковые системы?

Иными словами, для поддержания веса в мире, и авторитета, у нас все есть. И ядерная триада, и вот, чудо-оружие. И без этого нынче никак. И судя по затяжному вою западных СМИ, им это все не нравится. Но есть и другая сторона войны. Что у нас есть для этой другой стороны? Чем мы будем отвечать?

Андрей Медведев — российский журналист, сотрудник ВГТРК, депутат Московской городской думы, вице-спикер.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии