Францию Макрона послали ещё и в Алжире

Франция поругалась с Алжиром и теперь ее военные самолеты не летают через алжирскую территорию в Салех. А до этого Макрона обидела Швейцария, которая отказалась закупать истребители Rafale и предпочла им F-35. Ну, а Австралия сделала Парижу бросок через бедро и разорвала контракт на строительство подлодок, предпочтя сотрудничество с англосаксами.

Все эти события нервируют французские элиты, которые понимают, что их страна не вписывается в первый трек современной мировой политики. Почему это происходит? Виной тому потеря Францией субъектности в мировой политике.

До краха биполярной системы она была. Более того, Париж с его концепцией «Европы как третьей силы» и военной доктриной на основе «обороны по всем азимутам» играл важную международную роль моста между коллективным Западом и Советским Союзом.

А затем этой функции пришел конец. Европа в качестве третьей силы, о чем мечтал Шарль де Голль, могла существовать только в условиях советско-американского соперничества. После победы в первой холодной войне она Соединенным Штатам прогнозируемо оказалась не нужна.

В Париже об этом догадывались. Именно поэтому так нервничал Франсуа Миттеран, уговаривавший Горбачева не объединять Германию и  смотревший на тогдашний внешнеполитический курс СССР с крайним подозрением.

Но что сделано, то сделано. В 1990-е Франция попыталась сделать ставку на ускорение и углубление европейской интеграции, одновременно пытаясь реанимировать идею европейской армии. Не вышло. США пролоббировали такое расширение Евросоюза, при котором в него вошла целая группа зависимых от них стран Восточной Европы. А евроармию легко торпедировали через НАТО.

Теперь мозг Европейского союза, брюссельская бюрократия, твердо ориентируется на США, а не на связку Франция — Германия. Возможность создания «независимой Европы» прочно перехвачена Вашингтоном, который вписывает единую Европу в свои геополитические планы. Францией тут и не пахнет.

Параллельно с игрой в третью силу Париж, для перестраховки, аккуратно пытался встроиться в фарватер американской политики.

Франция вернулась в военную организацию НАТО, ее активность в альянсе резко повысилась. В войне против Югославии в 1999 году французские военные приняли активное участие и даже получили в нарезку собственный сектор в Косово.

Кроме того, в 2014 году Франция поддержала усилия США на Ближнем Востоке, ее контингент боролся с ИГИЛ в регионе. Париж прессовал Башара Асада и был горячим сторонником смены режима в Дамаске. Причем в 2018 году Франция приняла вместе с США и Великобританией участие в ракетном ударе по Сирии после событий в Восточной Гуте. Само собой, французы были задействованы и в Афганистане. Ну, и с Россией пикировались, отменив сделку по «Мистралям».

Но это не помогло. Администрация Байдена скорректировала американскую внешнюю политику еще сильнее, чем Трамп. Ставка сделана на сдерживание Китая, а в этом случае Франция может мало чем помочь США. В отличие от Австралии и Великобритании. Поэтому случился AUKUS.

Новый альянс вызвал у Франции истерику. А тут еще в Африке не заладилось из-за гибридной игры Россия и экономического проникновения Китая, французское влияние в бывших колониях потихоньку тает, а ресурсы Парижа, обремененного социальными проблемами и сложной ситуацией в Евросоюзе — не безграничны. В общем, французским элитам есть о чем подумать и вопрос на злобу дня у них один: что делать дальше?

«Пинта разума»

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии