Китайско-тайваньские отношения как повод для войны

Министр обороны Китайской республики (Тайваня) Цю Гочжэн констатировал, что отношения с КНР являются самыми напряжёнными за последние 40 лет. Согласно данным Тайваньского министерства обороны в воздушное пространство острова 4 октября вторглись 56 китайских самолётов. 1 и 2 октября тайваньцы заявили о 38 и 39 нарушениях воздушного пространства ВВС НОАК. 

В СМИ отмечают«Пекин всё больше обеспокоен тем, что правительство Тайваня продвигает остров к официальному провозглашению независимости, и хочет удержать президента острова Цай Инвэнь от каких-либо шагов в этом направлении. Ряд западных союзников Тайваня выразили беспокойство по поводу открытой демонстрации Китаем военной мощи в последнее время».

«Общественное мнение Китая уже давно готово к воссоединению Китая и Тайваня, дело остается только за позицией властей страны… Си Цзиньпин намерен произвести эту операцию до 2030 г.» (ИА.REX) Невольно напрашиваются аналогии: КНР ведёт курс на воссоединение страны, а наша элита борется за сохранение суверенитета Украины…

Чем обусловлена активность Пекина? На наш взгляд, дело не только в стремлении продемонстрировать военную мощь и единство Китая. Это своеобразная «разведка боем». В условия нарастающего противостояния с США Китаю необходимо знать реакцию Америки и её союзников на развязывание вооружённого конфликта с Тайванем и, главное, на усилия по присоединению острова к материковому Китаю. Воссоединение сломает сложившуюся после Второй мировой войны конфигурацию границ и изменит расстановку сил на Дальнем Востоке. США официально признают только КНР, однако поддерживают «прочные неофициальные» отношения с Тайванем. Ему они продают оружие в рамках «Закона об отношениях с Тайванем», согласно которому  имеют право помогать острову в обеспечении обороны своих границ. В Вашингтоне рассматривается вопрос о создании совместного командования США и Тайваня, а американские подлодки ведут разведку у берегов КНР, что провоцирует Китай на ответные действия. Пекин в свою очередь желает видеть реакцию Белого дома для определения собственной дальнейшей стратегии.

Если Белый дом при возникновении китайско-тайваньского конфликта не решится вмешаться напрямую, значит к «горячей» войне там не готовы и дальнейшее противостояние будет осуществляться в рамках стратегий, аналогичных использованным в холодной войне с СССР – это  разорение КНР гонкой вооружений, создание дипломатической изоляции, окружение Китая кольцом проамериканских союзов и т.п. Однако желаемый результат может быть достигнут при сочетании этих мер с организацией внутреннего взрыва в Китае, наподобие «перестройки», что достаточно проблематично.

Поэтому «наступление на Тайвань» (а тем более – его аннексия) с большой долей вероятности приведёт к войне между КНР и США. Во-первых, американцы не смогут самоустраниться, не понеся несравнимо более катастрофичные, чем в Афганистане, имиджевые потери. Вашингтон продемонстрирует всем своим союзникам, что никого не будет защищать: здесь под вопросом окажутся не только союзные отношения в АТР, но и внутри НАТО. Во-вторых, американцы не могут дать Китаю шанс почувствовать и продемонстрировать всему миру свою силу, это подрывает позиции США как глобального лидера.

Но всё это понимают и в Пекине. Поэтому вопрос о воссоединении с островом может стать во главу угла в том случае, если китайцы будут уверены в бездействии США, либо в своём военном и экономическом превосходстве, поддержке союзников (прежде всего России) и быстрой победе над противником. Однако сам факт обострения китайско-тайваньских отношений сегодня делает войну весьма вероятной в обозримой перспективе. Весь вопрос только в её формате: насколько велика вероятность перерастания её в мировую с использованием ОМП.

Похоже, что последние события подтверждают написанное выше о том, что глобальное противостояние США и Китая вступило в завершающую стадию. Об этом говорят несколько событий.

1. Активизация деятельности, особенно информационной, вокруг Тайваня. Причём идёт эта активизация проходит не столько со стороны Китая, сколько со стороны США и Запада. Кроме того налицо противостояние ВМС Китая и США, пусть и скрытое, в Южно-Китайском и Японском морях.

2. Активные попытки исключить из числа возможных союзников Китая Россию. Заключается это, прежде всего, в нагнетании напряженности на Донбассе. Не случайно киевская власть стала сейчас пытаться решить этот вопрос силовым путём, чувствуется рука Вашингтона. И учения НАТО в Чёрном море могут быть косвенным тому подтверждением. Но наибольшую опасность представляют, как раз не заокеанские кураторы Киева, а националисты, засевшие в нём. Надо отметить, что последние публикации украинских «аналитиков» в сети и в СМИ относительно применения турецких БПЛА, наличия современного американского ПТРК, а также о превосходстве спецназа ВСУ перед нашим спецназом, могут затуманить разум власти на Украине, прежде всего ультранационалистов, которые де-факто не контролируется киевской властью. Они могут уверовать в свою непобедимость и начать войну с нашей страной. Это возможно провокационным путём (как немецкая провокация в польском Глейвице в 1939 г.) или они могут реально захватить какой-нибудь населённый пункт в России (по аналогии с басаевским рейдом на Будёновск в 1995) или (что вероятнее всего) путём провокации в ЛДНР. Кстати, в этой ситуации Запад считает, что контролирует Украину. Однако, как и в случае с Гитлером, она может выйти из-под контроля.

Наша дипломатия создала такие условия, которые, к сожалению, ведут к проигрышу в игре с Западом. Таким образом надо выбрать путь, который приведёт к наименьшим потерям. Относительно информационной войны выбирать не приходится. Кто бы ни начал войну, виноватыми будут объявлены русские. Новый виток санкций, разрывы дипотношений неминуемы. Однако боятся этого не надо – в противном случае риск потерпеть крупное поражение слишком велик.

Если всё-таки, произойдёт крупномасштабный конфликт с Украиной, на обороне ЛДНР ни в коем-случае нельзя останавливаться, нужно уничтожить само враждебно и воинственно настроенное государство Украина. Но для этого нашей дипломатии придётся потрудиться, огородив себя с нескольких сторон.

Прежде всего, надо исключить из борьбы Турцию. Это можно сделать, подогревая её конфликт с Францией и Грецией, поддержкой курдов, союзом с Ираном и его давление на Азербайджан и Грузию.

Далее, обезопасить себя в Средней Азии, особенно в Казахстане, где в последнее время усилились антирусские настроения, вероятно, не без руки Штатов. Потеряв Украину, мы потерпим стратегическое поражение. Но вот если и Казахстан попадёт в сферу влияния США, тогда война с Западом будет окончательно проиграна. Наша безопасность основана на нашем ядерном потенциале. И если США разместят элементы ПРО в Прибалтике, затем на Украине, а потом ещё и в Казахстане или Средней Азии, то наши стратегические ядерные силы (которые в большинстве состоят из наземного компонента) будут просто обесценены. И вот тогда уже у заокеанских политиков появится возможность нанести по нашей стране безответный удар. И это уже не просто уничтожение экономики, науки образования… Это физическое уничтожение всех, кто живёт в нашей стране.

Кабанко М. В.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии